Michelson, Leonid Viktorowitsch

Михельсон, ЛЕОНИД ВИКТОРОВИЧ
Wissenschaftliche Transkriptionen: 
Michel'son, Leonid Viktorovic
Geburtsort: 
Kaspijsk, DA
Russland
Geburtsdatum: 
1955

На что можно обратить внимание в полете мыслей молодого Михельсона? Его явный нон-конформизм. Леонид Михельсон не придерживается предписанных правил, более того он не боится это демонстрировать, даже на вступительных экзаменах в институт. Между тем, напомним: на дворе 1972 год, не самый подходящий момент для того, чтобы говорить вслух то, что думаешь.
http://gregorkon.wordpress.com/2009/10/09/1-24/

Источник: Регион-Информ. Политическая ситуация в регионах России.
Дата выпуска: 15.03.2001
Номер выпуска: 50 (367)
Заглавие: САМАРСКАЯ ОБЛАСТЬ

Сын Леонид Михельсон
Говорят, что на детях великих природа отдыхает. Зачастую "золотые" мальчики,
оставшиеся без надежного присмотра и оказавшиеся в общей очереди, вдруг теряют
свою былую уверенность и нахрапистость. И начинают проигрывать тем, кого они
раньше не замечали. Правда, так происходит не со всеми. Исключения есть, и порой
они бывают очень даже показательными. Таким исключением как раз и стал глава
новокуйбышевской группы "Нова" Леонид Михельсон, создавший одну из самых
закрытых и малоизвестных финансово-промышленных групп, базирующуюся в разных
регионах России.
Многие бизнесмены очень любят находиться, что называется, в тени. Там, где не
видно ни их самих, ни выстроенного ими бизнеса. Леонид Михельсон - одна из самых
закрытых фигур в самарском, и не только самарском, бизнесе. Сталкивавшиеся с ним
силовики рассказывают, что создатель "Новы" периодически заказывает различным
охранным структурам сбор компромата на себя и свою компанию. Хочет знать, что
именно известно о нем другим.
...У каждого города были и есть свои негласные хозяева. Были они и у скромного
Новокуйбышевска. В небольшом городке сформировалась элита, выходцы из которой до
сих пор определяют очень многое в регионе, и не только в нем. Одним из таких
негласных хозяев Новокуйбышевска был Виктор Зельманович Михельсон, директор
треста "Куйбышевтрубопроводстрой". Михельсон был влиятельной фигурой и в Москве.
До сих пор вспоминают персональный вертолет директора треста, садившийся прямо
на городские улицы. Упорно держится миф, что глава "Куйбышевтрубопроводстроя"
стал миллионером еще в советское время. Его влияние определялось размахом
деятельности треста, строившего газо- и нефтепроводы по всему СССР.
Леонид Михельсон, окончивший в 1972 году школу № 8 в Новокуйбышевске и затем
Куйбышевский инженерно-строительный институт, сразу после института уехал в
Тюменскую область. К трубе, с которой начинали свой путь все те, кто позже
станет во главе группы "Нова". Крещение трубой и морозами прошло успешно, в 1983
году Михельсон-младший стал начальником потока на строительстве газопровода
"Уренгой - Помары - Ужгород", а еще через два года ушел из
"Куйбышевтрубопроводстроя" главным инженером в другой трест -
"Рязаньтрубопроводстрой".
Жизнь будущего олигарха перевернулась в 1987 году, когда умер его отец, в
последние дни сумевший добиться, чтобы его предприятие унаследовал сын. Случай
для советских времен уникальный. По этому поводу едва не взбунтовались рабочие,
которых возмутил факт престолонаследия.
Леонид Михельсон возглавил трест, который спустя несколько лет стал первым
частным предприятием в регионе. Михельсон-директор исчез, на смену ему пришел
Михельсон-собственник. А вместо "Куйбышевтрубопроводстроя" появилось АО
"Самарское народное предприятие "Нова". Народным оно было названо не просто так,
у "Новы" действительно имелось много мелких акционеров. Но потом все изменилось,
и реальный контроль над бизнесом перешел к узкому кругу лиц, а затем и к одному
лицу - Леониду Михельсону.
Рассказывают, что в начале 90-х бизнес "Новы" шел не блестяще. Но постепенно все
выровнялось, потому что строительство нефтегазопроводов оказалось более чем
востребовано в постперестроечной России. Остались старые связи, техника и
средства. В стране шла приватизация, а параллельно еще и освоение новых
нефтегазовых месторождений. Исходя из всего этого и строился бизнес тех
предприятий, которые начали группироваться вокруг "Новы". Заказчики из числа
нефтяных компаний, которые по большому счету были все те же, что и раньше,
только с другими названиями, по-прежнему работали с новокуйбышевским трестом. По
всей видимости, старые связи помогли Михельсону закрепиться в Пуровском районе
Тюменской области. Злые языки связывали это с особыми отношениями между
новокуйбышевским строителем и главой администрации района. Так это или нет,
неизвестно, но в числе главных заказчиков "Новы" и связанных с нею фирм стали
фигурировать федеральная дирекция дороги Карачаево-Пуровск, администрация района
и другие. Пуровский район стал одной из главных площадок "Новы". Конечно, были и
другие: новокуйбышевская фирма активно трудилась в соседних с Самарской
областях, газифицировала республику Марий Эл и т. д. Но именно Тюменская область
стала основной вотчиной Михельсона. И неспроста. В стране создавались новые
нефтяные и газовые компании. Руководитель "Новы", по всей видимости, не хотел
оставаться только строителем. А потому в феврале 1994 года "Нова" наравне с
"Пурнефтегазгеологией" и "Сургутгазпромом" принимает участие в создании компании
"Таркосаленефтегаз". Спустя год компания получает лицензию на разведку и
разработку Восточно-Таркосалинского участка, одного из самых перспективных газо-
и нефтеносных участков Ямало-Ненецкого автономного округа. Несколько лет спустя
вокруг "Таркосаленефтегаза" разразится скандал, его назовут одной из жемчужин,
потерянных "Газпромом". И даже оценят в 60 миллиардов долларов примерную
стоимость его недр. Но это будет позже, а на тот момент "Нова", а позже и
"Новафининвест" контролировали около 50% акций "Таркосаленефтегаза". "ТСНГ"
станет основной, но не единственной компанией, которая будет заниматься добычей
нефти и газа, работая на "Нову". В их перечень войдут "Селькупская нефтяная
компания" (она же "Сенеко"), "Пур-Лэнд", нефтяная компания "Мангазея",
"Нордпайпс" и другие. Практически в каждой из этих компаний владелец "Новы"
будет контролировать более-менее значительный пакет акций и войдет в состав их
советов директоров, став в "Нордпайпсе" генеральным директором, а в "Пур-Лэнде"
председателем совета директоров. А заказы на обустройство нефтяных и газовых
месторождений, строительство дорог и газопроводов к ним получат структуры,
связанные с "Новой".
С ростом бизнеса "Новы" формировалась и команда управленцев. Ее основу составили
москвичи и самарцы. Сам Михельсон вскоре перебрался в Москву, сохранив основным
адресом своего бизнеса Новокуйбышевск. В этом городе он бывал хоть и регулярно,
но все реже, предпочитая вести дела в Москве и Тюменской области.
В начале 90-х в новокуйбышевский офис компании залетела граната. Рассказывают,
что наиболее нервно отреагировал даже не сам Михельсон, а тогдашний его
заместитель и партнер, будущий вице-президент "ЮКОСа" Леонид Симановский. На
ноги были подняты силовики, бывшим офицерам КГБ предлагались большие деньги, до
5000 долларов в месяц, за охрану владельцев "Новы". Однако начавшееся
расследование насторожило многих из тех, кого вербовали в службу безопасности.
На каком-то этапе даже возникло подозрение, что гранату подбросил кто-то из
близких к Михельсону менеджеров.
Так или иначе, вскоре "Нова" обросла серьезной службой безопасности, основу
которой составили выходцы из КГБ. Да и самому Михельсону начали приписывать
симпатии к ФСБ: некоторые из менеджеров компании являлись выходцами из
спецслужб.
Параллельно отстраивались и взаимоотношения с местными властями и федеральными
органами. Путь был обычным: в подразделениях новокуйбышевской фирмы появлялись в
числе сотрудников родственники то главы ГУ ЦБ по Самарской области, то одного из
руководителей областного УФСБ и т.д. Впрочем, сам отец-основатель компании
близость к власти старался не афишировать, деньги на выборы давал, только когда
его просили. Но давал почти всегда. Хотя, говорят, отказал в помощи Виктору
Тархову, когда тот решил забраться на губернский престол. Рассказывают, что
спустя какое-то время Тархов и Михельсон столкнулись в депутатском зале
аэропорта, где бывший нефтяной магнат стал объяснять владельцу "Новы", что
деньги все-таки следовало дать. Может быть, объяснял излишне горячо. "Вот
видишь, ты еще не стал губернатором, а уже так разговариваешь. А представь, что
было бы, если бы ты им стал", - услышал он в ответ.
Впрочем, "жить" в области и быть оторванным от нее Михельсон, конечно же, не
мог. Тем более что рядом с ним работал Леонид Симановский, который в 1995 году
вместе с Михаилом Калмыковым и Виктором Казаковым создал банк "Солидарность".
Среди соучредителей оказались фирмы, связанные с Михельсоном. Правда, союз
оказался недолгим, в 1997 году связи между партнерами стали теряться. У
Михельсона возникли претензии к другим акционерам "Солидарности", у тех - к
нему. В результате "Нова" переориентировалась на Сбербанк и занялась созданием
своего банка. Этот вопрос был решен достаточно оперативно: вскоре группа
приобрела в Тольятти Связьбизнесбанк, позже получивший название "Нова-банк".
В Новокуйбышевске позиции "Новы" неизменно были сильны. Именно там в 1998 году
группа осуществила одну из своих наиболее известных операций: купила АО
"Трубоизоляция", выпускающее изоляционные материалы для нефте- и газопроводов и
остающееся по сей день единственным предприятием такого рода в России. Само
собой, "Трубоизоляция" имеет стабильные заказы от предприятий "Транснефти" и
"Газпрома". Профиль ее деятельности тесно совпадает и с работой "Новы". Свою
атаку на "Трубоизоляцию" Михельсон начал летом 1998 года, когда в
Новокуйбышевске началась скупка акций этого предприятия. Цены на акции были
такими, что рабочие, продав свои пакеты, покупали автомобили. Директор
предприятия попытался воспротивиться и призывал рабочих не продавать акции. Но
его "сдали" свои же замы, которые продали акции еще выгоднее, чем рабочие. Пик
скупки пришелся на начало августа 1998 года. Основным агентом было
новокуйбышевское отделение Инкомбанка, тут же перепродававшее акции неким трем
самарским фирмам с незатейливыми названиями. Оплата шла прямо с лицевого счета
героя этой истории, открытого в Инкомбанке. 17 августа разразился банковский
кризис, но скупка продолжалась. Даже когда клиенты Инкомбанка уже не могли
проводить платежи, в его новокуйбышевское отделение самолетами возили наличные
из московского офиса Инкомбанка...
После того как более 60% акций предприятия было скуплено, новокуйбышевское
отделение Инкомбанка скончалось. Правда, перед этим была осуществлена еще одна
сделка: Инкомбанк, задержавший платежи "Трубоизоляции" и ставший ее должником,
передал в счет долга предприятию, т.е., проще говоря, Михельсону, свое здание на
улице Дзержинского. Таким образом лидер "Новы" убил сразу трех зайцев: вывел все
свои деньги из Инкомбанка, купил "Трубоизоляцию" и заполучил здание, которое
позже займет Нова-банк. По странному стечению обстоятельств сразу после этого
женщина, руководившая новокуйбышевским отделением Инкомбанка, стала членом
нового совета директоров предприятия, главные места в котором заняли близкие к
руководителю "Новы" люди. Новыми же владельцами "Трубоизоляции" стали сам Леонид
Михельсон (18,5%), его ближайший партнер Анатолий Матвеев (14,11%),
"Новафининвест" (10%), а также близкие им структуры - тверская компания "Опора"
(13,27%), ТД "Негас", ООО "Мега" и другие.
Покупая предприятия и банки в Самаре и Новокуйбышевске, Михельсон не забывал и о
Севере. Все это время он оставался председателем совета директоров
"Таркосаленефтегаза". Последний развивался бурными темпами. Но затем в бизнесе
самого Михельсона и в ситуации вокруг "Таркосаленефтегаза" начались неприятные
моменты. В 1999 году произошел раскол внутри "Новы". Леонид Михельсон и его
главный партнер Анатолий Матвеев вступили друг с другом в конфликт. Матвеев имел
доли практически во всех предприятиях группы "Нова". В конце концов он был
вынужден оставить все Леониду Михельсону и уйти в собственную фирму
"Стройпотенциал". Как это происходило, в деталях известно лишь участникам
конфликта. Спустя несколько дней после ухода из "Новы" у Матвеева угнали джип. А
в начале 2000 года упала до нуля его доля в капитале ОАО "Новафининвест",
управляющей компании группы "Нова", которой принадлежали пакеты в других
компаниях. С начала 2000 года владельцем 95% ОАО "Новафининвест" стало ООО
"Левит", принадлежащее на 100% Леониду Михельсону.
Изменения происходили и в главной жемчужине бизнеса Михельсона -
"Таркосаленефтегазе". Здесь доля новокуйбышевского бизнесмена то возрастала до
49% в 1997 году, то падала до 1,37% в 1999 году. Но он неизменно оставался
председателем совета директоров, а структуры "Новы" активно работали с
"Таркосаленефтегазом". Зимой 2000 года "ТСНГ" провел дополнительную эмиссию
акций, в результате чего "Новафининвест" нарастил свою долю в этой компании до
27%. Спустя восемь месяцев вокруг этой эмиссии и вообще "ТСНГ" вспыхнул скандал,
причем на российском уровне. Инвесторы обвинили РАО "Газпром" и компанию "Итера"
в сговоре и выводе активов из государственного РАО в частную "Итеру". Целый ряд
российских и западных изданий публиковали сенсационные расследования. Пришелся
удар и по "Таркосаленефтегазу". Например, 12 декабря 2000 года газета "Вашингтон
пост" рассказывала о том, что "Газпром" потерял из-за прошедших эмиссий свою
долю в "Таркосаленефтегазе", которая стала составлять всего 8%, и что основная
часть акций досталась "Итере". О том же писала и "Уолл-стрит джорнал". Скандал,
шум, газетные статьи... И никто не обратил внимания на то, что собственно
"Итере" в момент проведения допэмиссии принадлежало всего 14% акций
"Таркосаленефтегаза", куда меньше, чем скромному новокуйбышевскому предприятию
"Новафининвест". Михельсон остался в тени, более того, в преддверии скандала
зашифровался пуще прежнего: в апреле 2000 года "Новафининвест" продал акции
"Таркосаленефтегаза" кипрской оффшорной компании Cranfield holding. Позже
Cranfield holding и еще одна кипрская оффшорная компания, Elrod Investments,
стали акционерами ОАО "Новафининвест", купив 35% акций новокуйбышевской
компании.
Несмотря на все пертурбации, бизнес "Новы" по-прежнему развивается как в
Тюменской области, так и в Самаре. Не так давно "Новафининвест" стал акционером
банка "Солидарность", где позиции Михельсона, похоже, опять усиливаются, а в
Пуровском районе открылся филиал "Ямальский" Нова-банка, ориентированный,
конечно же, на обслуживание "Таркосаленефтегаза". Похоже, у новокуйбышевского
олигарха все идет по плану. Правда, по плану, известному только ему.
"Самарское обозрение" (Самара), 12.03.01, " Сын Леонид Михельсон ", Марк
Рабинович

Novatėk entwickelte sich im Wesentlichen aus der Zusammenarbeit von Leonid Michel’son, Leonid Simanovskij und Iosif Levinzon, die alle in der sowjetischen Erdgaswirtschaft Karriere gemacht hatten: Michel’son war Bauingenieur im Pipelinebau und stieg zum Leiter der Pipelinebaufirma in Kujbyšev auf. Simanovskij war sein Stellvertreter. Die Firma war mit ihrer Privatisierung im Jahre 1991 die erste in der Region. Das Unternehmen wurde in SNP „Nova“ umbenannt, während Michel’son und Simanovskij blieben (Lenta 2012). Nova wurde 1994 vom Vehikel „Novafininvest“ geschluckt, dessen Direktor ebenfalls Michel’son wurde, und die sich stärker auf geologische Erkundung konzentrierte (Lenta 2012; Rjazanov 2007). Das Geschäftsmodell war einfach: Michel’sons Unternehmen bot Baudienstleistungen und Erkundung für die Gaswirtschaft an und erhielt als Bezahlung Anteile an Lizenzen für Vorkommen. Dabei sollen auch bereits bekannte Vorkommen neu erkundet worden sein (Rjazanov 2007). 1994 tat sich Novafininvest mit der von Levinzon geführten Purneftegazgeologija und einer Tochterfirma von Gazprom, Surgutgazprom, zusammen, um das Gemeinschaftsunternehmen Tarkosaleneftegaz zu gründen. Das Unternehmen erhielt ein Jahr später wohl mit Unterstützung von Gazprom-Managern die Förderlizenz für das perspektivreiche Gebiet Vostočno-Tarkosalinskoe (Labrirint 2008; Lenta 2012; Rjazanov 2007). 1996 wurde Levinzon Vize-Gouverneur des Autonomen Gebiets der Jamal-Nenzen und Michel’son wurde trotz des nur geringen Anteils der Aufsichtsratschef von Tarkosaleneftegaz (Lenta 2012). Durch verschiedene Deals, u. a. das in Russland beliebte Verwaschen von Anteilen durch Kapitalaufstockung, konnte Michel’son den Anteil seiner Firma an Tarkosaleneftegaz schrittweise erhöhen und auch weitere Firmen hinzukaufen (Labrirint 2008). Novatėk wuchs rasch zum zweiten Akteur auf dem russländischen Gasmarkt heran.

Infos